НЕ СТРОЙ ДОМОК ИЗ ЧУЖИХ ДОСОК (Терапевтическая сказка, семейная притча)

В каждой семье есть свои предания да сказы, какие с дедами-прадедами случались, вот в памяти семейной и остались. Так и в этой крестьянской семье передавались из уст в уста такие – то истории. Только все они невиди­мыми ниточками соединены были с покровителем их не­бесным, Николаем Чудотворцем. Ежели бы только с од­ним кем в семье встретился святой, то и тогда бы сказывать было о чем. Ну, а ежели встреч таких больше случилось? То кого же иначе семейным покровителем счи­тать? Кого за помогу вспоминать-почитать?

Одно-то предание – вовсе давнее. Бабку Марину Сень-кову знаешь? Так история эта приключилась еще с ее пра­дедом. Отправился он как-то в лес за дровами. Было дело весной. Речка наша, Клязьма, в те времена не такой ши­рокой была, только по весне и ее перейти – надо брод най­ти. Договорился Архип с барином тутошним, денег зап­латил, сколько положено, ну и поехал, благословясь. Ранним утром по знакомому броду на тот берег переехал и давай в Барской Дубраве сушняк валить да бревна пи­лить. Нагрузил полный воз, а там уж и солнце садиться собралось. Ну, он прямиком к знакомому броду лошадку и направил.

Только выехал Архип из Барской Дубравы и речку не узнал. Разлилась Клязьма за один день так, что уж и не проехать никак. Даже брода знакомого сыскать нельзя -одна вода. Архип остановился у воды – кругом ни души. Огляделся и горько задумался. Ежели до утра тут, возле Барской Дубравы ночевать, то волки – звери могут зад­рать и его самого, и лошадку его. А до дому спешить – кабы воз не утопить: без броду-то в речной разлив из речки не выбраться. До захода солнца было всего ничего, а выхо­да не виделось ни одного. Тут и про своих пятерых дети­шек Архипу вдруг вспомнилось, а на душе как-то пасмур­но сделалось. Вот и начал Архип молиться. И так он сердечно молитвы читал, что, видать, Господь услыхал.

Видит Архип: на том берегу появился старик. С седой бородой и в одежде простой. Ничего старик мужику не кричал, только глядел и молчал. А потом и давай мужику рукою место казать, где переехать-то с возом через речку

можно. Архип,, не долго думая, туда лошадку свою и:на-правил. Шел по воде да по стариковой руке, что дорогу ему казала. А как лошадка речку миновала, хотел Архип старичка того поблагодарить, а на том берегу – и нет ни­кого! Нет старичка, как и не было…

Ты места наши знаешь: поле широкое, без бугорка, без деревца. И куда, скажи, мог тот старичок уйти, если он все время переправы Архиповой на берегу стоял да путь ему казал? Вот с Архиповой легкой руки да от сердечной его благодарности и стали потом всей семьей Николая Чудот­ворца поминать и Архип, и жена, и вся его детвора.

Размечтался Архип, как подрос его старший сын, гра­моте наследника своего обучить. Хоть и не барином, но почтенным человеком своего Егора видеть хотел. День­ги собрал, сам с семьей голодал, но Егор его науку по­стиг, аптекарем вскорости сделался. Только к тому вре­мени в семье уж еще девчонка родилась. Вот всего шестеро детишек в семье и получилось: пять девок да сын – надежа. Что, окромя детей, для крестьянина до­роже?

Ну, а сын его, как на ноги встал, из семьи родной ухо­дить не желал. Да у Егора и другая причина была дома остаться: полюбилась ему деревенская девка-красавица. И стройна, и круглолица, и на рукоделие мастерица. Ну, куда ж еще лучше-то? Любушка еще года два свадьбы ждала, хоть и были с Егором помолвлены. Только и сест­рам накопить на приданое – дело важное. А как молодым свадьбу сыграли, Любушка к мужу в дом пришла. А в доме этом – теснота. И сваты, как нарочно, их дом стороной обошли. Четверо девок плачут-рыдают, для себя жени­хов уж давно поджидают. А пятая, Лизутка, еще в куколки играет.

Года три так минуло, а ни одна сваха к ним в дом не заг­лянула. У Егора с Любашей уж своих трое детишек наро­дилось. Жили тесно, что и говорить… Вот и решила Лю­баша в Троице-Сергиеву Лавру сходить. Может, там облегченье и вымолю? В Лавру пеше отправилась. День светлый для того выбрала – Никола Зимний, по нынешне­му- 19 декабря. В пути Любаша притомилась, вот на де­рево поваленное и присела. Вдруг откуда ни возьмись, старичок к ней и подходит. Увидала его Любаша, с собой поесть-попить позвала. Только об том все думала, где же раньше старичок тот был: и впереди на дороге его Люба­ша не видала и сзади не примечала? А дорога прямая, с огромными сугробами по сторонам.

Старичок Любашу за хлеб-соль поблагодарил, а как поел-попил, так Любашу и спросил: далеко ли путь дер­жит? Та и давай старичку тому сказывать. И про мужа Его­ра, и про тесноту дома, и про деток малых, и про золовок непросватанных. Может, спросишь: почему она всю душу раскрывала ему? Так этот самый старичок уж больно слу­шал хорошо и Любаше от сердца сочувствовал. А на про­щанье душевно напутствовал. А вот слова какие сказал -Любаша сразу запомнила:

-  Иди, милая, с Богом! В Лавре помолись да скорее домой воротись. Там тебя добрая весть поджидает. Какой никто не ожидает…

Любаша из лавры вернулась, родной калитки косну­лась, а тут ворота и раскрылись нараспашку. И выезжают из ворот сани, украшенные лентами да бубенцами… Лю­баша сразу в дом, а уж радость в нем. У жениха того – два брата неженатые. Вот так и случилось, что три брата на трех сестрах женились. Свадьбу одну играли, деньгами не швыряли. А последнюю девку-золовку еще через неделю сваха приглядела. Уж к весне остались в избе: родители, Егор с женой, детишки ихние да сестра Лизутка – подрос-точек. Ну теперь-то уж стало свободнее. Можно еще деток рожать и спокойнее жить-поживать.

Так и жизнь между тем протекала, а Лизутка росла-подрастала. А как стала невестой на выданье, так Егору сказали родители:

-  Пора, сынок, тебе строить свой домок. А мы тут с Лизуткой останемся. Ее-то женишок взять в свой дом не мог. Ясное дело – сирота.

Мать кое-что для сына припасла, вот его и уговарива­ла еще денег у сватов попросить да вскладчину дом и по­строить. Так и сам Егор хотел. Он тогда уж пятерых детей имел, хотелось и в своем дому пожить. Но тут, видать, уж тому быть, соблазнили его соседи на одно нечистое дело. Уговорили, пока барин в отъезде, к нему в Бар-Дубраву съездить. Деревьев втихую навалить да все на сруб и за­готовить. Мать Егора и плакала, и просила, только сына не умалила. Втроем решили лес воровать, так и не отго­ворила их мать.

И ведь случается порой такое: никто тех деревьев не хватился, никто за ворами не кинулся. Да что там скрывать: даже никто того воровства не видал и не прознал. Бревен не целых три сруба припасли, на ого­родах своих сложили. Решили немного повременить, домов до весны не строить. А как от народа скроешь­ся? Ведь кто-никто, а догадается: бревна-то из ничего не появляются…

А однажды утром мать и давай сына своего совес­тить-ругать:

- На ворованных полах счастье не попляшет. А в ворованных горшках не наваришь каши. И семья в таком дому счастлива не будет.

И народ за воровство поделом осудит. И еще запомни, сынок: не строй домок из чужих до­сок. Это мне верный человек сказал да тебе передать приказал.

Вот и предлагает Егору мать все, что ценного в дому есть, барину в уплату за лес отдать. Повиниться и просить с остатками долгов погодить.

Егор с Любашею своей поговорил-посоветовался, а потом и решился. Тут и женина семья зятю с дочкой по­могла, чем могла. Собрали по двум домам золотишка, да ценных бумаг, да кольца обручальные. Только решил Егор про одного себя барину сказать, свою вину признать, а соседей не выдавать. Чужая покража – дело их собствен­ной совести. Барину Егор в ноги упал, прощения просил, все добро принесенное с собой перед барином разложил. Просит остатний долг пока не требовать, повременить. Чтобы семью не разорить.

Барин молча Егора выслушал. А потом так рассудил: долг остатний ему простил, а колечки обручальные не взял. Бумаги да золотишко в уплату за лес принял. С тем Егора и отпустил.

Выросли в деревне в одно, считай, лето три дома соседних. У Егора, у соседей Прохоровых да у соседей Воробьевых. У Прохоровых в избе так счастья и не было: через пять годов уж не осталось в том доме му­жиков. Кто помер, кто утоп… А бабы из дома того как-то сами собой разъехались. Последний хозяин продал дом тот чужим, только не было счастья и им. А то бы зачем новые хозяева дом-пятистенок разобрали? До последнего венца. И на месте том уж строили снова, но из другого леса.

А у Воробьевых и того меньше дом стоял. Уж на дру­гое лето полыхнул сарай, а с него огонь и перекинулся на дом. Сгорел тот дом до бревнышка, до досочки, до печной трубы. Вот, как хочешь, так и рассуди! А при чем тут Николай Чудотворец, спросишь? А кто матери тогда во сне слова сказал, какие передать Егору следовало? «Не строй домок из чужих досок!»

Нравственный урок.

Вранье не введет в добро.

Разум, совесть, да честь — лучшее, что у человека есть.

Лучше бедность да честность, нежели прибыль да стыд.

Честные глаза вбок не глядят.

Воспитание добрых чувств.

Почему старичок помог Любаше?

Почему Егор поддался на уговоры соседей?

Что заставило Егора признать свою вину перед бари­ном и к чему это привело?

Почему так говорят: «Тайное всегда становится яв­ным»? И еще: «Без Бога не до порога»?

 Речевая зарядка.

Объясните слова «сваха» и «золовка».

Как понимать слова: «Не строй домок из чужих до­сок» ?

Чему пыталась научить мать сына, говоря: «На воро­ванных полах счастье не попляшет, а в ворованных гор­шках не наваришь каши» ?

Развитие мышления и воображения.

Что бы случилось с Архипом, не приди ему на помощь старичок?

Смогли бы без помощи старичка Архип, а потом Лю-баша самостоятельно справиться с трудностями? Каким образом?

Можно ли сказать, что старичок готовил сердце Лю-баши к предстоящей радости, когда сказал: «Тебя добрая весть поджидает, какой никто не ожидает» ? А разве нуж­но готовить сердце для радости ? Зачем ?

Что было бы, если бы Егор не пошел к барину и не со­знался в покраже?

Сказка и экология.

Какова, на ваш взгляд, добрая цель, с которой можно вырубить лес?

Что случится, если вырубить весь лес на земле или в нашем районе?

Что случается с рекой ранней весной или осенью?

Половодье полезно или вредно? Чем?’Что доброго оно несет земле и ее обитателям?

Сказка развивает руки.

Предложить ребенку вместе с родителями сделать из картона понравившихся героев сказки и одеть их так, как было принято в стародавние времена

РАБОТА С ТЕКСТОМ

Цель: познакомить детей с текстом сказки, выделив три основных ее фрагмента. Установить родственную связь между героями. Подвести детей к пониманию значимости и реальной возможности помощи судьбы лишь тем людям, которые добры, честны и совестли­вы. Установить прямую связь между поступками чело­века и дальнейшей судьбой его самого и его близких. Сформулировать справедливость утверждения: «Народ за воровство поделом осудит».

Формы работы: фронтальная и индивидуальная.

Вопросы по содержанию.

Отчего Архипу на душе пасмурно сделалось, когда по­думал он о своей беде ?

Почему об Архипе, его жене и ребятишках можно ска­зать, что они были благодарными? Каким хотел видеть своего сына Архип и зачем его гра­моте учил?

С какой целью отправилась Любаша на богомолье ? Почему старичок был так добр к Любаше и как он ее

отблагодарил? Зачем Егору понадобился новый дом и что он для этого

сделал?

Почему Егор поддался на уговоры соседей? Что заставило Егора сознаться в воровстве?

Что бы случиться могло, если бы Егор так и скрыл во­ровство леса? Как «расплатились» соседи с судьбой за грех свой?

МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

Использовать сказку во фронтальной работе целесо­образнее при изучении в школе темы «Моя семья» или «Наш семейный альбом», для восстановления родослов­ной семьи учеников начальной школы. Для работы с кон­кретным ребенком выбрать эту сказку можно при на­личии у него таких негативных черт, как эгоцентризм и завышенная самооценка, болезненный интерес к чужим вещам и чужому богатству. Сказка эта будет полезна и тому ребенку, который уже не раз без разрешения брал деньги у родителей, либо «выгребал» мелочь из карма­нов членов своей семьи для покупки облюбованной ве­щицы.

Средствами этой сказки и последующей беседы сле­дует помочь ребенку в осознании того, что воспользо­ваться чужой вещью — это и есть воровство (даже если взят пустяк, не очень-то кому и нужный). Для некото­рых детей это откровение, раскрывающее основы мо­ральных ценностей, а для других — напоминание о свя­зи нынешних поступков человека с будущими событиями его жизни и жизни его детей и внуков.

Можно использовать сказку и в работе с ребенком, который переоценивает свою значимость в семье и не­дооценивает интересы и потребности других близких. Болезненно относится к покупкам, предназначенным для родителей или братьев-сестер, завидует или актив­но противодействует таким покупкам: капризничает, упрекает в несправедливости, устраивает скандалы ради получения нужной ему вещи, портит вещи, купленные вопреки его желаниям.

 

Автор сказок Л.Д.Короткова Сказкотерапия в школе.

 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.