СКАЖИ, МОЛ, МАМКА ТАК ВЕЛЕЛА (Терапевтическая сказка)

Ванюшка да Танюшка росли ребятишками послушны­ми. Бабушка сама не раз говорила: с ними, мол, ни забо­ты, ни печали. Без спросу со двора никогда не убегали: либо в чурбачки игрались, либо в песочке копались, либо в водичке плескались.

Теперь же они подросли, часто с другими ребятишка­ми бегали, но самовольно на речку али на пруд – ни за что! Но чаще всего вечерами они возле Зорьки своей тихова Танюшка поначалу забоялася, но потом пошла. Ванюш­ка был парень не прост: он не повел сестру по деревенс­кой-то улице, а за огородами. А в капитонычев двор заг­лянули: две свои-то коровы, видать, на лугу со стадом гуляли, а бедная Зорька одна в хлеву стояла. Привязан­ная и печальная… Ванюшка с Танюшкой ей травы на­рвали, по теплым бокам погладили. А как в доме хлопну­ла дверь – убежали.

Вечером допоздна с бабушкой об том толковали. А как Ванюшка сном забылся, так и подивился. Послышалось ему коровье мычание… Видит он себя на крыльце, а ря­дом Зорька стоит и ее мамка доит. Нацедила ведро моло­ка да Ванюшку и спросила:

-  Что, сынок, худо без молочка-то?

-  Да нам соседка Анфиса по-малу дает и денег не берет. Только маловато молока на всех. Нам с Танюшкой бабушка по кружечке наливает, а уж им с папкой не хватает, – посетовал мальчонка.

-  Ну, не печалься! Стану я к вам Зорьку сама приводить да ее доить. А на Капитоныча зла в душе не держи! Он свое заплатит сполна: и за бессердечие, и за детские слезы. А соседке Анфисе от меня благодарность передай: за молоко да за душевное тепло. И скажи ей: пусть через неделю дорогих гостей ждет, пирогов напечет…

Ванюшка с постели утром встал и на крыльцо побежал. Никакой Зорьки там не было. А вот из погреба вылезала бабушка, а глаза у нее – в слезах. Ванюшка к ней подбе­жал, а та ему тихонько и говорит:

- Ванюшка! Кто же нам в погреб ведро молока принес? Ведь дверь-то на замок запертой стояла?

Ванюшка ведь знал, кто. Потому и сказал: «Мама!»

Бабушка давай сразу креститься и молоко то брать бо­ится. Тут Ванюшка ей все и обсказал, что ночью от матери услыхал. Бабушка опять крестилась, а потом и за моло­ком в погреб спустилась. Молоко было – как молоко! Ви­дать, и вправду от Зорьки оно.

А вот Анфисе про гостей бабушка не велела говорить. Небось, опасалась: мало ли что шестилетнему мальчонке привидится? А хорошего человека зря обеспокоит, в на­дежду введет…

Только на другую ночь мать опять с Зорькой во двор приходила. И коровку подоила и Ванюшку покорила:

- Отчего Анфисе не сказал про гостей? Почему от меня не передал привет?

Утром бабушка снова в ведре молоко наиша. А как из погреба вылезла – сразу Ванюшке:

- Кто приходил? Что говорил?

Ванюшка все обсказал, да еще ей попенял, что Анфисе ничего не сказала, а вот мамка его отчитала, и снова ба­бушка внуку велела молчать… Отец за обедом спросил свою мать: откуда молоко? А бабушка и давай ему что-то шептать… Ванюшка знал: небось, скажет про мать да про Зорьку. Но отец Ванюшку даже не порасспросил… Будто, и не Ванюшка вовсе с мамкой виделся.

На третью ночь мать снова Зорьку доила и уж с маль­чонкой строго говорила:

- Ежели, – говорит, – будешь обо мне молчать, то не стану вас и молоком угощать! Бабушке передай, чтобы завтра в храм сходила, две свечи к иконам поставила: Варваре-мученице да отцу Серафиму. А ты сам к тетке Анфисе сходи, что я велела обскажи! И еще… Отца твоего надо завтра на базар отправлять. Так ему и скажи: велела, мол, мать! Пусть купит новый подойник. Да к брату своему Егору зайдет. Там его кое-кто ждет. Скажи, мол, мамка так велела.

Бабушка выслушала Ванюшку со вниманием сама, а потом кликнула и отца. Решили так: бабушке в церковь сходить, отцу – к брату в город ехать. А Ванюшке позво­лили соседке все обсказать. Надо сделать все, как веле­но. Молочко-то – не из сна. Живое! Так кто ж его прино­сит? Кто, как не покойная мать? Больше не на кого и подумать…

Ванюшка тетке Анфисе мамкины слова передал, велел и пирогов напечь да гостей ждать. Может, Анфиса и поди­вилась, но пирогов к вечеру напекла, еще им целое блю­до пирогов тех принесла, угостила. И все Ванюшку высп­рашивала: что за гости, мол, такие? Но сам Ванюшка ничего не знал, оттого и молчал. А стала Анфиса сомне­ваться, бабушка ей про молоко и поведала. Мол, четвер­тый день пьем, а кто приносит да в закрытый погреб уби­рает – один Господь знает.

Отец в эту ночь у брата своего Егора заночевал. В эту ночь мать к Ванюшке не приходила и молочка не нацедила. А под самое утро вдарили на деревне в большой колокол.

Бабушка с ребятишками в доме осталась. А в окно-то гля­нули – полыхает дом! Дом-то Капитоныча… Весь как есть тот дом сгорел, со всем скарбом домашним, с вещами да посудою. Две его коровы в хлеву задохнулись, а одну му­жики все же спасли – Зорьку на улицу вывели. Не до привя­зи было, вот она из чужого двора от пожара и ушла.

До самого утра на пожарище народ сновал. Слава Богу, все живы остались: и те, кто в том дому жил, и те, кто пожар тушил. А вот сам дом сгорел начисто… Пого­варивали потом, мол, поджог! Только кому надо нести в деревню такую беду? Было, на отца Ванюшкиного поду­мали: мол, Капитонычу он не простил, что детей молока лишил. Только отец в эту ночь у брата в городе ночевал. Даже сам Капитоныч к ним во двор под утро приходил – а отца со вчерашнего дня в деревне нет. Вот и ушел ни с чем Капитоныч к себе.

А отец из города к вечеру приехал и целый воз ново­стей привез. Приехала, говорит, к Егоровой жене издале­ка сродственница. Ну, их Егор и познакомил. Потом отец с бабушкой посоветовался. А та: что ж, месяца через два уж год снохе будет, можно и новую мать в дом приводить, пока ребятишки маленькие. Не одному же век жить. А ре­бятишки привыкнут…

Ванюшка все враз понял и Танюшке обсказал: и про новую мать, и про отцовскую скорую же/нитьбу. Может, Танюшка и мало чего поняла, но о мамке она мечтала. Лишь бы та доброй оказалась. А вот Ванюшка затосковал. Он ведь свою мать совсем недавно видал. Правда, во сне…

На эту ночь мать последний раз к Ванюшке приходила. Веселая мать была и Зорьку не доила. А чего ее доить, коль она снова у них в хлеву стоит? Это уж и бабушка сумеет. Но вот с Ванюшкою мать потолковала.

- Я для вас с Танюшкой новую мамку подыскала. Доб­рая она и славная. Ее уж отец ваш видел, к себе жить звал. Ты ее, Ванюшка, полюби и Танюшке вели, чтоб слушалась. С нею вы счастливы и покойны будете. А бабушке пере­дай: ее Господь услыхал. Не зря Варваре-мученице свечу ставила. Новую вашу мать будет Варварою звать. А отцу Серафиму свеча – это уж для меня. На помин моей души! Ну, сыночек, прости! Меня не забывай, а к новой матери привыкай!

Бабушка утром все плакала. Ей Ванюшка про мамку рассказал. А та сразу у сына имя новой невестки спро­сила. А отец имя и назвал: Варвара. Вот ведь как!

На следующий день у соседки тетки Анфисы, и вправ­ду, гости во дворе. Сваты! Старшую Анфисину дочь сва­тать приехали. Пригодились пироги! И гостям на угоще­нье, и сватам на удивление! Пироги-то были с черникою да голубикою…

Нравственный урок.

Крестьянин скотиной жив.

Корова в тепле — молоко на столе.

На чужом несчастье своего счастья не построишь.

Не все с рук сходит.

Воспитание добрых чувств.

Почему Ванюшка так переживал, когда Капитоныч уводил с их двора Зорьку?

Что заставило соседку Анфису помогать детям?

Какой уход был за Зорькой в родном дворе?

Почему после пожара Капитоныча стало жаль?

Речевая зарядка.

Кого в народе называют сиротами?

Что означают слова «посетовать» и «домашний скарб»?

Подходит ли к сказке пословица «Отольются волку овечьи слезки»?

Развитие мышления и воображения.

За что Капитоныч заплатил пожаром собственного дома?

Как бы повернулись события, если бы у Капитоныча не сгорел дом?

Почему мать так уверена была, говоря слова: «А на Капитоныча зла в душе не держи. Он свое заплатит спол­на»?

Что могло бы случиться, если бы отец и Ванюшка не прислушались к советам матери?

Сказка и экология.

Какой уход требует за собой корова и в чем он со­стоит?

Что означает выражение «чистая душа» ? Как это по­нимать?

Что можно сказать о душе Капитоныча, чем она отли­чается?

Сказка развивает руки.

Сделать коллективную аппликацию из кусочков тка­ни «Корова на лугу».

РАБОТА С ТЕКСТОМ

Цель: способствовать осознанию значимости семейно­го родства и роли близких в судьбе человека, уста­новлению родственной связи с теми из родных, кого уже нет на земле, но люди их помнят и любят. Под­вести детей к пониманию, что за все наши проступ­ки нам придется «платить» своей судьбой или жиз­нью и благополучием близких людей. Стремиться к осознанию, что месть — это не есть путь справедли­вости, путь неизменности наказания за чужие обиды и грехи, но путь саморазрушения и гибели чис­тоты души.

Формы работы: фронтальная, групповая, индивидуаль­ная.

Вопросы по содержанию.

Как в начале сказки жили Ванюшка и Танюшка и поче­му?

Что за горе случилось у ребят?

Почему Анфиса помогала соседям?.

Почему Зорька была так дорога ребятам и всей семье ?

Что заставляло Зорьку всякий вечер поворачивать к ребятишкам во двор?

Чем отец был недоволен, когда отругал бабушку?

 Какие слова сказала мама в Ванюшкином сне? Какое чудо произошло на утро?

Почему мама старалась Анфисе помочь?

Что заставило бабушку прислушаться к Ванюшкиным словам?

Откуда видно, что бабушка не сразу поверила в Ванюшкин сон?

Почему у Капитоныча загорелся дом ?

Какие новости привез отец из города?

Какие слова сказала мать Ванюшке, когда приходила в последний раз?

МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

Сказку эту можно читать в семье, где недавно потеря­ли кого-либо из родителей. Горе ребенка не надо смяг­чать или о нем умалчивать. Умолчание лишь заводит ре­бенка в тупик, не позволяет освободиться от резкой боли. Наоборот, теплые воспоминания об ушедшем ро­дителе, его характере, доброте, внимании к близким де­лают потерю не такой горькой. Воспоминания об ушед­шем должны жить в семье и делать разговор о нем не горьким, а ласковым и нежным.

Интересна эта сказка будет и тем, кто перенес недав­нюю обиду или унижение. Пока горечь обиды жива, пока боль в душе еще не улеглась, человек стремится ее унять, а для этого все силы прикладывает, чтобы леле­ять мысль о мести или возмездии. Чаще всего появляет­ся желание отомстить, ответить тем же, унизить или даже побить. Эта сказка заставляет задуматься над тем, что такое месть и что такое грех.

И еще одна проблема заключена внутри этой сказки: как следует подготовить ребенка к принятию нового чле­на в семью: мачехи или отчима? Неполная семья — это беда, и ребенок должен это воспринимать не как есте­ственное явление, а как временное. Оставшийся с ре­бенком родитель может и должен создать новую семью, где у ребенка будет близкий человек, любящий и забо­тящийся о нем. Нет, он, конечно, не может и не должен заменить умершего (или ушедшего) родителя, но он об­легчит жизнь и ребенку, и оставшемуся родителю. И это ребенок должен понимать и принимать.

Значима и еще одна проблема: родные — это такие же люди, как все прочие, со своими достоинствами и не­достатками. Они могут ошибаться, даже если прожили на свете много лет. Ошибки и даются человеку, чтобы он выбирал: по совести ли ему поступать или по жела­нию. Поэтому целесообразнее прочитать эту сказку еще и такому ребенку, который начинает критиковать по­ступки родителей, осуждать или высмеивать действия и слова близких людей. Такие дети, как правило, встре­чаются в семье, излишне много внимания уделяющей ребенку «заласканному» и с завышенной самооценкой.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.